Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

V's drawing

Наследник из Абуджи

Нигерийские (?) спаммеры/скаммеры оперативны. Вот, например, через недели две после ареста Ходорковского мне уже писал(а) его "личный секретарь". Но они еще и хорошо информированы -- мониторинг прессы, видно, поставлен. Вот, получил на днях письмо от тайного наследника покойного Андрея Козлова.
V's drawing

Как всегда, о прекрасном

Вот писал Аркадий Бартов такое:

Об одном благородном и могущественном короле,
обладающем пятью чувствами,
живущем от рождения до смерти,
издающем звуки в виде слов,
преодолевающем небольшие расстояния по горизонтали
и иногда действующем по собственному усмотрению

Теперь попробуйте прочесть это вслух. Я и глазами-то еле прочел -- чуть не сломались.

Дальше, правда, становится куда легче. Но до "дальше" еще добраться надо.
V's drawing

"...развинтит до полного небытия"

Кто порадовал, так это Галковский:

"Я сегодня прочёл несколько раз: беснуется от злорадства очередной журналистский Данко: "гадина умерла"... Обслужить могут. Любого журналиста и в любой стране. Только в той стране, где есть корпорация и корпоративная этика, сделать это гораздо сложнее. Поэтому я апеллирую не к совести, -- с этим всё ясно, -- а к элементарному здравому смыслу. Прикрутите фитилёк. Даже если Политковская была гнусной газетной шавкой. На мой взгляд, она такой шавкой не была. Это был человек в любом случае смелый. Риск дело благородное. Многие ли смогли бы пойти в Норд-Ост на встречу с террористами? Слабая женщина пошла. Думаю не за баблом и не из куража, а по убеждениям. Её убеждения мне глубоко чужды, методы которыми она отстаивала свои взгляды -- тоже. Но этот человек -- может быть неприятный, может быть некрасивый, может быть не очень умный, -- пошёл за свои убеждения на смерть. И умер. Кровь смывает всё. Вечная память. А роботов, которые её убили, история развинтит до полного небытия."
V's drawing

Подстрочник

Довольно известное англоязычное стихотворение, кто следит -- узнает. Пара сознательных неточностей. Все приглашаются угадать.


Срезанная трава лежит ломко:
Краток выдох
Скошенных стеблей.
Долга, долга смерть,

Ей же трава умирает в белые
Часы младолиственного июня
Вместе с цветками каштана,
С изгородями, снегу подобно

Разметанными, гнутой белой сиренью,
Пропавшими тропами Анниных кружев
И тем вот высоким как башня облаком,
Движущимся со скоростью лета.
V's drawing

Михаил Зенкевич -- Edna St. Vincent Millay

Как беззащитен и как наг
How naked, how without a Wall

Как беззащитен и как наг
Тот, кто один в такую ночь,
Покинув тлеющий очаг,
       Уйдёт из дома прочь.

Звездами ль эта ночь полна
В такие жуткие часы,
Иль всходит поздняя луна
       И всё висят Весы.

Как наг и беззащитен тот,
Кто, ощущая ветра резь,
Вдоль шепчущих канав идёт,
       В комок сжимаясь весь.

Его знобит, но тот озноб --
Не холод, вставший с теплых трав,
И не кустарники, что, в лоб
       Нацелясь, ждут, привстав.

Collapse )
V's drawing

Форд Донельсон, Теннесси, v. 1.1

Где милые конфедераты
Легли за гиблые дела,
Красавицы судьбы солдаты
Стояли верными дотла,

Где звезды сделались гвоздями
На заколоченной груди --
Со злого севера гостями
Все полнится. Ты приходи

Смотреть на мост и пушки гладить
По тех касавшихся щеке,
Чье счастье было -- в ночь истратить
Снаряды, жизнь -- и на щите...

И стыть на мертвом пароходе
Вниз по единственной воде,
И век по довоенной моде
Та, с новым сердцем в животе.

В ее наследстве нет нам части,
Им небеса -- нам решето.
Другое, медленное счастье
Нас облучает ни за что.
V's drawing

И твердь

Всего важнее похоть,
всего важнее смерть.
Всю жизнь на них ухлопать,
к ним на иглу попав.

Внимай червивый клёкот
и клетчатым назло
припоминай тот вечер,
как расступилась плоть.
V's drawing

Катастрофа. Усеченный вариант

Когда-то тоже я был молод,
любви какой-то там искал.
Еще я не был весь исколот,
а протыкали -- воскресал.

Теперь я кукла черномага,
теперь -- двуногий дикобраз.
Что решето на мне бумага,
из мозга -- воск, из сердца -- газ.
V's drawing

Большая родина

Иди ты в задницу, контекст:
есть резь и гибель --
и всё. Нет, есть еще текс-мекс,
еще снородный трюфель.

Но есть и милое дитя,
и нежная подруга,
но есть и -- выйти в сад шутя,
и лес на страже луга --

ходить и ждать: когда туда,
в урочище загадок?
Пусти, о град -- юдоль труда,
сны моли, счастье гадов.

Я сам тебя не отпущу,
роженица контекста,
москвища дикая, трещи --
одна ты в мире, чикса.